Sale!

Пасхальная Агада. Песах

$3.00

Пасхальная Агада

Description

Легкий и полный сборник Агады с переводом. 

В сборник вошли молитвы, благословения, пиуты и тексты, составленные еврейскими мудрецами прошлого, все, что принято читать во время Седера, вечерней трапезы, устраиваемой в первый день праздника Песах (за пределами Страны Израиля в первые два вечера).

Кто хоть раз отмечал Песах, знает, какой это странный праздник. Словно не только Всевышний, давший нам заповеди на этот случай, но и древние сочинители пасхального ритуала постарались придумать как можно больше неожиданных и непонятных вещей. Зачем-то обязательно надо есть мацу (и ни в коем случае не обычный хлеб; его даже держать в доме запрещено), надо полулежать за праздничным столом (в обычные дни кто из нас ест развалившись?), несколько раз макать еду в подсоленую воду, рассказывать длинную историю про Исход из Египта (в ожидании вкусного ужина, к которому неизвестно когда приступят). Зачем все это надо? Неужели только для того, чтобы напомнить, что когда-то мы были рабами у египтян? Извините, но я не был в Египте! А если и был рабом, то советским. Мой прадедушка жил при царе, какие-то предки жили, быть может, при германских кайзерах, римских папах, испанских королях, — но о фараонах — кто помнит?! Так что, при чем здесь Египет! Давайте лучше говорить высокие речи о свободе, а не о маце. О нашем великом национальном духе, а не о том, что предки евреев батрачили на древнеегипетских работорговцев. Так нет же, сидим развалясь, макаем листья салата в воду, учим детей задавать непонятные вопросы… Странный ритуал!

И если кто-то из нас полагает, что Песах странен только для нас, бывших советских граждан, а израильтянам, мол, все в нем понятно, то он ошибается: коренные израильтяне удивляются не меньше нашего. Тогда, может, такова наша эпоха, но уж древние-то евреи никаких вопросов не задавали? Кому-кому, а уж им-то все было ясно и близко? Представьте себе, тоже нет! И они задавали вопросы — и про мацу, и про все остальное. И так же накануне Песах обходили весь дом со свечой в руках в поисках хлебных крошек, чтобы аккуратно собрать их и сжечь, вместо того, чтобы, как в Пурим, смело сесть за стол и весело отметить очередной веселый юбилей полумифического освобождения из оков так называемого египетского гнета… В конечном счете, не от хлебных же крошек освободился еврейский народ! Так в чем тут дело?!

Прежде чем ответить на этот вопрос, надо, как принято у интеллигентных, образованных евреев, обратиться к истории. Без истории мы шагу не умеем ступить. А наша древняя история записана в Торе. Открываем Тору!

В египетском рабстве евреи оказались не в один день. Спасаясь от голода, они спустились в Египет, руководимые Лаковом, и сначала были приняты как "высокие гости", поскольку их пригласил фактический правитель страны, Иосеф, их брат. Но потом, когда пришло время умереть и Яакову, и его сыновьям, включая Иосефа, когда евреи, оглянувшись, вдруг обнаружили себя окруженными чуждым обществом с другими традициями, другим взглядом на мир, — тогда они постепенно перешли из разряда "гостей" сначала в разряд "нацменьшинства", а затем в разряд государственных рабов. Рабство сгустилось над ними тяжкое, беспросветное, без всяких надежд на будущее освобождение. Ибо еще не было у евреев Торы, на которую можно было опереться, не было ничего, что делало их народом.

И все-таки что-то мешало им пропасть окончательно. То была память об отцах, которые заключили Завет с Творцом. Память, которая не дала им опуститься до туземного уровня. Потомки Авраама, Ицхака, Яакова держались за что-то свое, неосознанное, еврейское, вернее, за то, что должно было стать еврейским. В чем оно проявилось? В том, что евреи не забыли своего языка, не забыли своих обычаев, например, одежды, и по-прежнему делали обрезание своим младенцам.

Всевышний "вспомнил" о евреях, когда они к Нему "возопили", и, вспомнив, послал спасение — пророка Моисея, Моше-рабену (что означает ,'наш Учитель"). Как известно, Моше, вместе со своим братом Аароном, пошел к фараону, и после долгих переговоров евреи были отпущены на свободу. Аргументами на переговорах были "десять египетских казней". Египтянам они показались вполне убедительными, хотя вначале ими была проявлена некоторая несговорчивость…

Ну и при чем здесь маца? — А при том, что она символизирует хлеб рабства и нищеты. И еще она является символом свободы. Хлеб нищеты: потому что нет в ней ничего кроме муки и воды. Свободы: потому что для человека нет ничего более освобождающего, чем путь к духовному раскрепощению, а процесс создания мацы подобен тяжкому труду каждого из нас по улучшению собственных духовных качеств: замешивая муку для мацы, мы ни на минуту не оставляем тесто в покое — иначе в нем начнется процесс заквашивания (и будет она такой же, как хлеб — вкусный, привычный, удобный, а значит "испорченный"); то же самое с душой: стремясь к духовному совершенству, ни на миг нельзя оставлять
свою душу в покое, — иначе она закостенеет, приобретет рутинные привычки (станет привычно "вкусной", удобной), утратит способность к росту.

Мы едим марор, горькие травы, чтобы вспомнить горечь рабства — а следовательно, чтобы почувствовать сладость свободы. Мы выпиваем четыре бокала вина — за освобождение, которое нам было даровано, и за освобождение, которое еще произойдет в дни Машиаха. Мы читаем Алель, хвалебные песни Всевышнему, ибо только Он дарует нам жизнь и свободу, а фараоны всех времен и формаций — только орудия в Его руках. Каждый отец рассказывает своему сыну историю про Исход, начиная ее словами : "рабами мы были", но теперь не рабы; и расскажи, сынок, об этом, когда придет время, своим потомкам…

Седер Песах, порядок проведения праздничного ужина Песах, специально и продуманно сделан таким, чтобы все мы, а не только дети, задавали вопросы. Ибо это вечный урок истории, который не должен исчезнуть из нашей коллективной памяти. Странность будит любопытство, любопытство мысль и чувство. Так мы возвращаемся к корням, к истоку. "Сказал Моше народу: помните этот день, в который мы вышли из Египта, из дома рабства" (Шмот 13, 3). Из дома рабства из дома, где не только евреи, но все были рабами, и это было самое тяжкое из рабств, ибо кто научит свободе, кто научит таким простым понятиям, как уважение к человеку, собственное достоинство, верность убеждениям и идеалам?

Вышедшие из дома рабства совершили подвиг. И этот подвиг приходится в той или иной степени повторять каждому новому поколению евреев.

Additional information

Weight 0.5 kg

Reviews

There are no reviews yet.

Be the first to review “Пасхальная Агада. Песах”

Your email address will not be published.